С улицы тянуло косячками, косяками и косячищами...
Первые два часа на Ямайке

Я закрыла за ней дверь. Огляделась по сторонам в полном непонимании, что происходит. И медленно опустилась на колени, закрыла лицо руками, и слезы побежали по моему лицу — я смеялась до истерики. Ямайка, я с тобой всего два часа, но они уже стали самыми впечатляющими в моей жизни!

Билет до Ямайки

Я билась над решением проблемы около двух недель: я купила билет на Багамы, но не могла купить билет оттуда в нужное мне место и время. Багамы были рады меня оставить на неделю больше того, что я с ними планировала провести. Но я не могла: у меня весь график моего сумасшедшего движения сбивается! То оплата за билеты не проходила с карты «Bank of America» на сайте (Знаете, почему? Она не кредитная! Ох, уж эти американцы...), то меня переносило на какой-то сайт, подпись которого Яндекс считал подозрительной. Потом я, наконец, дозвонилась до «Bahamas Air», но связь была отвратительной, и я просто не смогла разобрать ни слова. В конечном итоге, я не забронировала хостель заранее, и их тупо не осталось. Как назло на это время выпали весенние каникулы у американских студиков — они все рванули серфиться на Багамы.

Итак, дружба с Багамами у меня не заладилась. За один день до отъезда я просто купила билет на Ямайку. Вот так — взяла и купила. И туда, и оттуда. Все как мне надо. Хостель нашелся за пять минут — отдельная комната. Села в самолет «Caiman Airlines» и в путь.

Земля регги и раста

Как только я вышла из маленького, но достаточно строгого по контролю, аэропорта города Кингстон, я уверенной походкой завсегдатая здешних мест направилась к такси. Спросила у девушки в форме, где их достать. Она привела мне одного дедулю и сказала, что вот, мол, тебе таксист. Поинтересовалась ценой, хотя знала, что она будет кусаться: сверилась с сайтами. Они обещали в районе 37 баксов за поездку в 30 минут. Но позже, когда таксист вез меня, петляя по улочкам, я поняла, что это того стоило: искать в девять вечера автобусы и делать пересадки по «подгулявшим» районам в первый же вечер приезда рискованно. Да и далековато.

Водила погрузил меня и мой рюкзак в микроавтобус, который, напряжно кряхтя, помчался по нешироким улочкам с битым асфальтом на нем. И выехав по кольцу на основную дорогу, поехал по левой стороне. Я подумала, что он что-то курил... Как можно стороны перепутать? Но когда увидела встречную машину справа от нас, поняла, что курят здесь все и очень надежно. На Ямайке левостороннее движение. Да, кто бы знал!

Было уже прилично темно, но то, что я смогла разглядеть в свете тусклых фонарей, прочно напомнило мне индустриальный район любого русского города с крепким советским прошлым — такие же старые блоковые заборы и непонятные закоулки.

Водила завез меня в самый темный переулок из всех. Но впереди я увидела двухэтажный коттедж, в котором играла музыка, и светились яркие дискотечные огни. Я подумала, что очень даже клёво, хоть я и не тусовщик. Но нет, он проехал дальше и остановился у глухого забора. Посигналил. Из ворот протиснулся темнокожий парень в капюшоне. И тут я, признаться, немного пошатнулась в своей уверенности — а туда ли меня привез этот дедуля на своем драндулете?

Я расплатилась с водителем и пошла за парнем. Он попросил подождать. Вокруг были строения, чем-то напоминающие коттеджики в Приморье — из досок, крашенные в желтый цвет, и окна были отделаны кружевными обналичниками, как мне показалось в сумраке. Во дворе «хостеля» было темно, и только яркие огни дома с дискотекой за забором освещали окрестность.

Ко мне вышла женщина с длинными волосами в кепке и какой-то расшитой юбке. Она провела меня в гостиную — это была старая «бабушкина» комната с крашеными стенами и деревянным столом посередине. Объяснила на ломанном английском, что тут они завтракают с 10 до 13. У меня в это время уже обычно обед. Затем она провела меня в мою комнату. Ну, это было неописуемо... В комнате стоял смрадный запах табака. Две полуторные кровати, одна из которых была заправлена, деревянный стол и пару лавок, раскрашенные в цвета ямайского флага, мини-кухня. Ну, что ж, нечего жаловаться — я одна в комнате! Вчера мне пришлось спать при свете, потому что одна из обитательниц «дормитори-рум» на восемь человек в Майами решила почитать книжку в полпервого ночи.

IMG_6205

IMG_6206

Фото 1-2. Комната Хостеля в Кингстоне

Мы с горем пополам объяснились, сколько я ей должна. Она хотела стрясти на 6 баксов больше, чем было сказано на сайте. Округлила, так сказать. Она принесла свои записки и сказала точную сумму по оплате. Я расплатилась, но осталась должна пару баксов, так как не было мелких. Прощаясь, она сказала, что ее зовут Су, и я могу обращаться к ней в любое время суток. Странное имя. Я переспросила. Она пояснила, что вообще-то она — Сузуки, но сокращенно Су. Изрядно удивленная, я уточнила: «Вы — японка?». Она приподняла свою кепку и позволила мне лучше разглядеть ее лицо: «А разве я похожа на жителя Ямайки?». Кто бы знал, что на Ямайке мне может пригодиться японский?! Выяснилось, что она приехала 17 лет назад. Впрочем, мой японский был таким же ломанным, как и ее английский. Но она была несказанно рада поговорить на родном для нее языке.

Я закрыла за ней дверь, и тут меня пронял истеричный смех. Вы только послушайте: я на Ямайке, в стране, о которой ничего не знаю. Остановилась в какой-то дыре, хозяевами которой являются японцы. Сижу, слушаю Боба Марли. А еще, мне кажется, что в моей постели кто-то живет — я исчесалась за полчаса пребывания в ней с компом. Или это уже нервы? Завтра иду осматриваться. Как рекомендует Боб: «Don't worry be happy». Пойду-ка я спать.

Кингстон: день первый — 14 марта

Я встала рано по местному времени — подорвалась в районе полшестого утра. Просто не успела привыкнуть к временной разнице с Калифорнией, где прожила полгода. Умылась, разобрала вещи, посидела в интернете в поисках местных достопримечательностей. И, наконец, собравшись с духом, выдвинулась на улицу. Было полдевятого.

Ямайка — замечательное место, где всегда лето, независимо оттого, что на календаре. Жаловаться на погоду грех — температура в марте в самый раз — днем около 27, к вечеру чуть свежее, но не холодно, даже для такой мерзлячки, как я. Ямайка, я иду!

Выйдя за ворота, я огляделась. Хостель при солнечном свете оказался не так уж плох, как мне показалось с перепугу в ночи. Карта, закаченная в электронную книгу, была недетальная — часть улиц без названий. С другой стороны, в Кингстоне карта не особо помощник. Потому что таблички с названиями есть только в центре. Чуть левее и правее в трущобы — определять куда идешь оставалось лишь по запаху.

IMG_6096

Фото 3. Вид переулка, в котором располагался хостель

Признаться, мне было сложно. Нет, не ориентироваться. Я была несколько напугана открытой непосредственностью местных жителей мужского пола. На каждом углу они норовили привлечь мое внимание: «Привет, секси лейди!», «Эй, детка, пойдем со мной!» или издавали звук «Пссс».

Кто-то подумает, что я слишком развратно была одета. Помилуйте! Мешковатые штаны, бесформенная рубашка, кеды, кепка и сумка через плечо. Походы по Таджикистану научили меня прятаться от солнца. Но они все равно меня замечали. Угадайте почему? Я — белая.

98% населения Ямайки — темнокожие. Они были завезены сюда британскими колонистами с Африканского континента. Местные аборигены до появления на острове британцев были практически все истреблены испанцами, которые и начали освоение острова после открытия его Христофором Колумбом.

Конечно, при таком раскладе, я просто «белая ворона» в прямом смысле слова. Многие называли меня шведкой. Блондинистые волосы и светлая кожа? Окей, шведка, так шведка.

Улицы были узкими, кривыми, с битым асфальтом. Мне казалось, что кривым было все — и старые пошарканные дома, и уличные лавчонки торговцев. Но в то же время, если отбросить в сторону страх, который меня обуял, из-за постоянного пристального внимания ко мне, то я испытывала невероятное чувство: какой-то подъем энергии внутри. Первобытная сила исходила от всего и всех.

IMG_6189

Фото 4. Улицы Кингстона

А вы знаете Боба?

Дом-музей Боба Марли — вот первое место, куда я направилась. Я никогда не была фанаткой культуры Ямайки и приехала сюда с нулевыми знаниями о ее истории и традициях. Но Боб у всех на слуху. Так вот, музыка Ямайки полностью соответствует духу ее жителей — они такие же медленно раскачивающиеся внутри себя. Впрочем, при этом — большие охотники быстро ездить и резко тормозить.

Я вышла из музея Боба Марли именно в том состоянии, в котором он писал свои песни. Состояние какого-то полета, покоя, раста-музыки. Ты смотришь спокойнее и шире на мир. И только музыка вокруг тебя.

IMG_6106

IMG_6107

IMG_6118

IMG_6117

Фото 5-8. Музей Боба Марли

Видео 1. Перед музеем Боба Марли — кафе «One Love»

Дух Ямайки в ее людях, музыке и таксистах

Я вернулась в хостель к часу дня, зашла в «бабушкину» столовую, чтобы отдать должок Су. Но не застала ее там. За столом сидели молодые парень и девушка. Темнокожая красавица с идеальной фигурой и правильными чертами лица и белый сухощавый длинный, как жердь, парень — Вивьен и Джон. Я поздоровалась с ними, они заканчивали свой бранч — завтрак, плавно переходящий в ланч. Слово за слово и я уже сидела вместе с ними за одним столом и пила оставшийся после завтрака кофе из термоса. Ребята были из Лондона. Они учились на социальных работников, и здесь у них была своеобразная практика. Я с радостью прилепилась к ним, потому что не особо хотелось оставаться без гида в первый же день.

После обеда они собрались по своим делам, а я увязалась за ними. Я расположилась в парке Независимости и просто глупо озиралась по сторонам, наблюдала. Ничего лучше не расскажет тебе о культуре страны, чем поведение ее жителей. Шумная стайка детей носилась по площади, играя в различные игры. И знаете, о чем я подумала? У них есть детство. Я уже давно не видела детей их возраста — около 9-12 лет — просто пинающих мячик; носящихся в догонялки; или сгрудившихся у фонтана, ожидая очередного порыва ветра, который бы окатил их прохладным душем. Мы со своей цивилизацией теряем настоящее, углубляемся в собственные гаджеты. И это меня печалит.

Видео 2. Парк Независимости

В парке проходила фотосессия одной свадьбы. Я любовалась и ими. Нас с Ямайкой объединяет хотя бы то, что мы так же женимся, рожаем детей, разводимся. Те же люди, только цвет кожи другой, и у них — всегда лето. А у нас есть повод поворчать на снег, на зной, на дождь. Мы это любим — поворчать.

IMG_6199

IMG_6134

Фото 9-10. Парк Независимости

Вечером я опять упала на хвост своим англичанам, и они повели меня в одно из фешенебельных мест Кингстона — ресторан «Red Bone Fish». По дороге так же не обошлось без ярких впечатлений. Такси в Кингстоне выбили меня из понимания нормального.

Дело в том, что таксисты в Кингстоне ездят по определенному маршруту. У них есть стоянка, которую им приходится периодически менять из-за того, что полицейские их гоняют. Не знаю, с чем это связано. Нелегальный бизнес? Не платят налоги в казну? Они кучкуются по направлению движения — эта группа едет на запад города, эта — на восток. Ну, вы поняли. Конкретный маршрут позволяет сэкономить на бензине. При этом такси не означает «сели и поехали». Нет, если ты, конечно, хочешь платить больше, то – пожалуйста. Обычный седан превращается по вместимости в микроавтобус: на переднем сиденье впихиваются двое, а на заднем — пятеро. Таким образом, 10-15 минутная поездка на такси выходит на каждого человека всего 1 доллар, кстати США. Что очень выгодно. Дешевый аттракцион: водила быстро ездит, резко тормозит, и соседи на тебя наваливаются на каждом повороте с возгласами «Ооооо...», «Аааааа...». При этом кондиционеры в такси, да в любых маршрутках на Ямайке, не приняты. Открытое окно тебе кондиционер. Ветер в лицо, и у тебя развеваются уши, волосы, слюни по всему лицу размазываются, как у бассет хаунда. В общем, замечательное ощущение было. Всем рекомендую!

Место, куда меня прихватили ребята, было потрясающим. Еда — божественная. Не могу сказать, что мне удалось распробовать ямайскую кухню. Слишком мало было времени на это. Но там же мне довелось послушать замечательные голоса начинающих артистов. Что говорить, а поют многие ямайцы отменно.

IMG_6141

Фото 11.  Ресторан «Рэд Боун Фиш»

Видео 3-4. Молодые таланты Ямайки

День удался. Меня переполняло ощущение того, что дух Ямайки уже во мне. Но истинную Ямайку я увидела на следующий день.

Кингстон: день второй — 15 марта

Я провалялась до 8. А из хостеля вышла в 10. Поздно. Я составила свой маршрут таким образом, чтобы посетить несколько достопримечательностей. Но я не достигла ни одного пункта, зато получила более ценный опыт.

Я шла по улице, которая на карте выглядела вполне широкой. Но по факту это оказались трущобы, в которых и живет основное население столицы.

Эксперимент номер один: «Я не понимаю»

По противоположной стороне дороги в том же направлении что и я, шел старик. Сначала он стал кричать: «Привет!», «Эй, ты!», «Обернись!». Я делала вид, что я не понимаю, не слышу и надеялась, что это он не мне. Потом он начал какую-то длинную тираду. Разобрать все слова из-за его ямайского акцента мне не удалось. Но это было что-то достаточно претенциозное и немного агрессивное. Он шел за мной несколько минут. Я решила, что единственный способ отделаться от него — остановиться и подождать, пока он пройдет дальше.

И я села на бордюр. Старик прошел мимо, продолжая что-то кричать в мой адрес. Я медленно проводила его взглядом и немного успокоилась. Достала солнцезащитный крем, намазала свою белоснежную кожу, натянула кепку на светлые волосы. Сидела, озираясь по сторонам, не понимая, что происходит в этом мире.

IMG_6145

IMG_6146

Фото 12-13. «Чуть правее» от центра Кингстона.

Неожиданно меня обступила детвора: мелкие темнокожие мальчишки и девчонки в ярких одеждах с грязными коленками. Они говорили мне: «Привет!», «Как дела?», «Что случилось?», «Почему ты здесь?». Я не ожидала от себя — я сделала вид, что не знаю английского. Через минуты полторы такого общения что-то теплое и нежное всколыхнулось внутри меня. Мне нравилось это окружение и их болтавня. Вы когда-нибудь слышали про энергетику? Так вот, с энергетическим полем такой положительной силы я столкнулась впервые — оно было практически осязаемым и светилось всеми цветами радуги.

Они пытались определить, откуда я, на каком языке говорю. Спрашивали меня на английском, испанском и даже на каком-то местном наречии. Так смешно! Они не понимали, почему я не понимаю. А я сидела, улыбалась и говорила с ними на русском. Это было захватывающе!

Минут десять они судачили вокруг меня, решая, как мне помочь. Помочь? Откуда у них вообще возникла идея, что мне нужна помощь? Насколько отзывчивый народ! Мимо проходил парень лет 15. Его остановили дети и сказали: «Она ничего не понимает, представляешь?». Парень оказался неглупым — стал изъясняться со мной на жестах. Показал, что хочет написать. Я дала ему ручку, но бумаги не оказалось. Я протянула ему свою руку.

IMG_6147

Фото 14. Встреча с детьми

Я улыбалась и по-прежнему «не понимала» английский. Я жалею, что не было возможности снять видео. Это было так:

— Это — Ямайка. А ты (он показал на меня) откуда?
— Я из России.
Я написала слово английскими буквами. Он понял, объяснил детям, и они с уверенностью закивали головами.
— На каком языке ты говоришь? На французском? — включились в разговор дети. Но парень их поправил:
— Она из России, значит, говорит на русском. Я — Джама, — обратился он ко мне, показывая на себя, — как тебя зовут?
— Я — Катерина.
— Твое имя подходит твоей внешности, твоему лицу.

Он предложил мне воды. Я отказалась, была и своя. Он показал мне корень в руке, похожий на имбирь:
— Я пойду, сделаю чай из этого. Ты будешь еще здесь?
— Нет, я пойду дальше уже. Спасибо.
Дети вокруг меня оживились: «Спасибо», — повторяли они на корявом русском, — это же их «Thank you»! Они радовались своему открытию.

Я удалялась от них, а позади слышались звонкие голоса «Спасибо», «Пока!». Я никогда не получала настолько сильного эмоционального заряда. От общения. Я ли это? Человек, который всего боится. Но больше всего мне понравились слова этого парня: «Не бойся нас. У нас любовь в сердце».

У всей Ямайки любовь в сердце. И это великолепно...

Эксперимент номер два. Неудачный

Я уже давно потерялась, куда иду. Одно меня утешало — куда бы ты ни шел, рано или поздно ты должен наткнуться на море, а там по берегу всяко дойдешь до того места, которое тебе знакомо. Ямайка — остров, в конце концов, хоть и большой, чтобы обойти его пешком.

Кингстон — это гремучая смесь старых разбитых улочек и идеальных новых зданий, грязи и чистоты, богатства и бедности, города и удивительной природы.

Много лет назад на заднем дворе моей школы была теплица — там выращивали цветы и водили детей на занятия по ботанике. Но потом ее забросили, как и многое, после распада Советского Союза. К моменту когда я пошла в 7 класс, от нее остались лишь руины, которые были прилично загажены, замусорены и повсюду торчала арматура. Улицы Ямайки напоминают мне ту теплицу, в этих развалинах. Они такие же старые, кирпичные, грязные. Удивительно только то, что в этих, казалось бы, заброшенных местах живут люди: тут у них сохнет белье, а тут они сидят на веранде полуразрушенного здания и слушают музыку, листают газету. Феноменально!

IMG_6153

IMG_6203

IMG_6152

IMG_6202

Фото 15-18. Контраст города

Я, наконец, добрела до пристани: ветер, чайки, вода. Неописуемо. Все время, пока я шла меня сопровождали два чувства: страх и любопытство. Трущобы нагнетали ужас, но было ощущение какой-то защиты. Ангел-хранитель? Села у берега и задумалась...

IMG_6161

IMG_6162

Фото 19-20. Пристань

Но неугомонные жители Ямайки не планировали оставлять меня одну. Ко мне подсел темнокожий парень и начал со мной знакомиться. Я не хотела с ним общаться, была еще под большим впечатлением от встречи с детьми, да и с самой Ямайкой. Но он так не считал. Продолжал приставать ко мне с вопросами. Я сделала вид, что английский не понимаю. Ну а что? Раньше прокатывало же.

Но у многих жителей Ямайки было такое выражение на лицах, будто они не ожидают, что люди могут не знать их языка, не знать английского. Для них это странно. Вот и парень не отставал.

Если бы наши белые ребята были такими же общительными, разговорчивыми, несмотря на собственную внешность, на одеяния... Я думаю, что рождаемость у нас резко бы повысилась. В уверенности в себе ямайским парням можно только позавидовать. Они без проблем говорят: «Эй, красотка!», «Как у тебя дела?». Они очень легки на контакт. Это с одной стороны немного пугает. Потому что у нас, жителей холодных стран, межличностное расстояние больше. Нам важно, чтобы никто не вторгался в это пространство. Мне кажется, что у ямайцев нет даже мысли, что это может быть дискомфортным для другого человека. Они настолько естественно переходят эту границу от «чужого» к «своему», что сам не замечаешь, как тебя уже по-братски хлопают по плечу и предлагают чай.

В конечном итоге я поняла: мечтательно покидать камешки с пристани в одиночестве мне не удастся. И я отправилась дальше. Но парень не отставал. Он шел за мной по пятам. И говорил: «Мне кажется, что ты меня понимаешь». Блин... Я уже пожалела, что вообще ввязалась в это общение — он говорил мне на английском, а я отвечала ему на русском, пытаясь голосом показать свой гнев, недовольство. Он стал хватать меня за руку и останавливать. И вот тут я не на шутку испугалась! Я была возле пристани. Трое или четверо темнокожих мужчин сидели у воды, один из них стирал в море свою одежду... И помощи ждать было не откуда. Не знаю почему, но у меня сложилось впечатление, что все жители Кингстона — это мужчины. Я не помню женщин... Я испугалась, выдернула руку и начала громко говорить, что я позову полицию. Уж это слово он бы точно понял. Но он был словно не в себе — он не видел этой грани, моих уже явно недобрых эмоций. С горем пополам я от него отбилась.

Потом еще часа два я искала дорогу домой. По итогу — я не попала ни в одно из мест, которые я планировала посетить. Но я рада тому, что я получила взамен пресного обхода достопримечательностей. Полагаю, такого Кингстона не видел ни один приезжий.

IMG_6188

IMG_6187

IMG_6170

IMG_6149

IMG_6192

IMG_6200

IMG_6150

Фото 21-27. Настоящий Кингстона

Англичане

К вечеру добралась домой. Меня переполняли чувства. Англичане постучались ко мне и сказали, что они собираются на ужин в суши-бар и предложили присоединиться.

Я рада, что я встретила этих ребят из Лондона — Джона и Вивиан. Они замечательные. Немножко «офишиал», как и полагается настоящим англичанам. Мы говорили о разном: о социальной политике Британии, о бедных, но счастливых ямайцах, о смелости в путешествиях по всему миру. Знаете, что я поняла? Я думала, что я больна. Больна странной и неизлечимой болезнью — желанием видеть и узнавать мир. Но выяснилось, что я не одна такая.

Джон рассказал мне, как он бросил все и уехал работать преподавателем английского в Южную Корею. Корея — это полбеды. Но в его списке была и Монголия. Представляете: англичанин уезжает в Монголию, не зная языка, не имея знакомых и даже наметок? Просто собирает вещи и уезжает. Болен, он точно болен! Моя форма болезни не такая запущенная. Он находит там работу преподавателем и живет в этом странном мире год. Монголия? Он меня испугал, удивил, и я почувствовала уважение к этому человеку. Потом он возвращался из Улан-Батора до Лондона (!) на поездах. Насколько я помню, он сказал, что провел в поездах чуть больше двух недель — через Россию, Европу. Сумасшедший! Гениальный!

Я вернулась после ресторана. Большая часть вещей была упакована. Привела себя в порядок, поискала жилье на завтра, закинула карту в электронную книгу. И была готова выдвигаться рано утром в аэропорт. Следующее приземление — Куба, Гавана.

Я попросила Су заказать мне такси. Рассвет нового дня я встречала в машине по пути в аэропорт. Водила также быстро ехал, резко тормозил и не сбавлял скорости на поворотах. На этот раз я была единственным пассажиром. Но такую Ямайку я никогда не забуду — этот город вперемешку с небом, морем и сопками.

Ямайка — это не место, это такие люди

По распространенной идее, Ямайка – пляжный курорт. Нет. В моем случае это был не курорт... Я не знала, зачем я ехала на Ямайку. Знала только название этой страны и нашла на картах, где она находится. Вот и все. Я не знала, почему меня так сюда тянуло и что было бы, если бы я не поехала. Но здесь я нашла ответы на эти вопросы. За эмоциями! За теми эмоциями, которые я никогда не получу в любом другом месте. В своей стабильной жизни — такой обыденной и привычной. И эти эмоции дали мне люди. Прежде всего, люди. Посещение Ямайки стало для меня тренингом по общению на эмоциональном уровне. Люди, которые меня окружали, и то, как они себя чувствовали, то, как они действовали — это и есть главное. Это способ расширения сознания без ганжи. Твое понимание жизни становится трехмерным, когда тебе доводится погрузиться в такую атмосферу, где ты смотришь на мир чужими глазами.

Все меня спрашивают: «Курила?» Нет. Полагаю, это мое упущение. Придется повторить поездку!

Зэ энд?

Когда я взлетала из аэропорта Майами, я говорила: «Прощай». Мне понравился этот город, но я чувствовала, что не вернусь. Я знаю, что вернусь в Нью-Йорк, может быть, даже еще раз увижу Сан-Франциско. Но я не вернусь в Майами. Когда я прилетела на Ямайку, я поняла одно — я сюда вернусь. Настолько интересное чувство внутри: «Я сюда вернусь…». Я вернусь сюда с друзьями, чтобы взять напрокат машину и объехать пол острова или даже весь. Потому что Ямайка, она – удивительная. Она — странная: достаточно колючая, дикая, но при этом такая притягательная.

И если Майами — это город материальной роскоши, баров, клубов, ночной жизни, понтов, машин, красивых девушек, то Кингстон — совсем другой. Кингстон — живой. Это город людей. Они все такие разные, все такие настоящие, все такие открытые. Яркие. Я не берусь судить, но мне кажется, что они счастливее, чем тот самый знаменитый «цивилизованный» мир. Они не имеют столько материальных ценностей, сколько имеют другие, но они все — живые.

"Но больше всего мне понравились слова этого парня: «Не бойся нас. У нас любовь в сердце». У всей Ямайки любовь в сердце.
Послесловие

***
— Какой план на будущее?
— В прямом или переносном смысле?

***
На Ямайке детская фраза «мои деньги растут на деревьях» приобретает совсем иное значение.

***
Бананы были сладкие, чуть подбродившие. «Ну вот: и выпил, и закусил!» — подумалось мне.

***
Парень на таможне, на Кайманах, мило улыбнулся и спросил: «Что это за прелестный акцент? Не могу понять, откуда вы?». Я ему ответила, что я из России. Акцент? Это «рунглиш» – особый стиль говорения. Я была почти уверена, что говорю явно не с русским акцентом. Хм, печалька...

Ждите новых приключений!

Ваша Катерина Ковальски

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи
Где родился, там и пригодился ... Посвящается Хабаровску  Нам было по 20. Лето, море, каникулы. Эх, разгуляй! Ром...
Куба Либре! Испанский Я летела на Кубу. Паника меня охватила уже на Кайманах, где был тра...

Подпишитесь на нашу рассылку

и узнавайте об интересных новостях первыми