Они сидели на берегу не быстрой реки. Был вечер одного обычного летнего дня. Они сидели и кидали наперебой мелкие камешки в воду.
— Расскажи, как у тебя дела?
— А тебе это интересно?
— Честно? Я боюсь, что ты скажешь, что у тебя все хорошо. Я буду рада, и мне будет больно одновременно.
— У меня все хорошо...
— Ты стал жестоким.
— Нет, я остался циником.
— Ты никогда им не был, хотя и очень любил приписывать себя к ним.
— Был, просто к тебе я относился иначе.
— Ты меня любил?
— Кто знает, что это такое?
— Не увиливай.

Она толкнула его в плечо по-дружески.

— Любил.
— А куда делась любовь?
— Ты же знаешь, что она угасает. Разлука для любви, как ветер для огня: сильную — она раздувает, а слабую — гасит.
— Неправда, с моей любовью ничего не случилось до сих пор. Хотя и прошло больше десяти лет.

Ему стало неловко. Она заметила.

— Ладно, кто старое помянет — тому глаз вон... Как твои дела? Ты счастлив?
— Сыну уже два года.
— Как зовут?
— Егор.
— Помнишь, ты настаивал на том, что у наших детей будут славянские имена? Жена у тебя красивая... Знаешь, мне всегда казалось, что это я должна быть на ее месте. И я больше чем уверена, что это ты вложил в нее все, чтобы она развила в себе призвание и стала той, кем есть сейчас.

Он молчал, глядя на воду.

— Сначала я считала, что все, что произошло, было целиком и полностью моей виной. Да что там, считала? До сих пор иногда так думаю. Но потом ко мне пришла другая мысль: а что если моя жизнь нужна другим? Что, если это — не моя история, не я — главная героиня? Я беру с собой друзей в новое место, и они находят там то, что искали: вещь, идею, человека. А мне остается лишь радоваться за них. Я вкладываю все свои светлые чаяния в кого-либо, а потом отпускаю с этим багажом. И человек находит идеальное для себя условие, партнера, работу. Будто это и есть моя миссия — улучшать людей, подталкивать их к чему-то, давать им надежду и забирать их страхи.
Но иногда я задаюсь вопросом: а что мне? Звучит эгоистично, но я не могу вечно быть двигателем для других без того, чтобы иметь такой же двигатель для себя. Иногда у меня опускаются руки...

Он погладил ее по спине, со словами:

— У тебя все получится. Мне жаль, что так все у тебя складывается. И знаешь, не обижайся, но я тебя не знаю. Я не знаю того человека, который сидит со мной рядом. Какие-то общие отдаленные черты с той, которую я знал и даже любил десять лет назад, но нет, я тебя не знаю сейчас.
— Это нормально. Я сама себя не знаю. Мне порой кажется, что все, что я помню — это не моя жизнь. Это книга или фильм, или мне кто-то рассказал. Но мое воображение оказалось столь живым, что я перенесла на себя эти ощущения. Я будто помню это тяжелое пуховое одеяло и эту нелепую книжную полку над головой, и то, как ты с восхищением читал «Гарри Поттера», и то, как ты стал первым, кому я дала увидеть свои дневники. И знаешь, кстати, последним. Так близко ко мне еще никто не подступался...
— Как у тебя дела?
— Я потерялась. Мне кажется, что я мечусь из угла в угол, от человека к человеку, от одной работы к другой, и все пытаюсь найти что-то важное. Что-то, что у меня когда-то было, но теперь этого больше нет. И мне хочется все забыть и начать с чистого листа, так, будто я никогда и не имела этого опыта печали, беспричинной тоски, разочарования и этой любви к человеку из прошлого. Я хочу забыть...
— Кто старое помянет — тому глаз вон, а кто забудет — тому оба.
— Знаю. Я не ропщу, хоть это и не просто. Спасибо, что пришел. Мы так давно не виделись...
— Да. Прощай?
— Прощай.

И она проснулась.

Катерина Ковальски

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи
Пластмассовая жизнь... Посвящается Михаилу Ты видел когда-нибудь закат, который ранил бы душу..? Так...
Дон Жуан напрокат «Все мужики – козлы!» - думают бабы, вылезая из кустов с довольной ухмылкой на л...

Подпишитесь на нашу рассылку

и узнавайте об интересных новостях первыми